Перейти к основному содержанию
Войти / зарегистрироваться
Уже есть аккаунт? Войти!
Горячая линия паллиативной помощи:
Горячая линия паллиативной помощи 8-800-700-84-36 (круглосуточно)

Вера Шахова

Я поняла, что у меня теперь есть очень важное, хорошее дело, что я нужна, что я сильная, что могу преодолеть страх...

Я поняла, что у меня теперь есть очень важное, хорошее дело, что я нужна, что я сильная, что могу преодолеть страх, могу убедить. Главное – верить в то, что делаешь. Я человек доброжелательный, открытый, и быть волонтером оказалось для меня новым этапом в жизни. Что помогает? Конечно же, прежде всего улыбка, естественная и искренняя, умение слушать и сопереживать, четкая организация работы, и помогать, помогать, помогать, пусть самую малость, делиться своим теплом и любовью с теми, кто в этом так нуждается.
 

Вера Шахова волонтер нескольких благотворительных фондов, в том числе фонда помощи хосписам «Вера». Свой рассказ она написала на конкурс волонтерских историй «Москва город неравнодушных людей».

Первое «выступление» на поприще волонтерства случилось, когда мне было 7 лет, мы с мамой выступали на новогоднем концерте для врачей одной из больниц. Мама пела и играла на рояле, а я танцевала. Тогда это называлось «шефством». Потом в школе, где я училась, наш класс организовал агитбригаду, как это тогда называлось, мы сделали спектакль и ездили с ним по разным школам, а однажды даже выступали в колонии для малолетних под Рузой.

Когда в России стали появляться по-настоящему благотворительные фонды, я поняла, что обязательно должна что-то сделать. Вот уже несколько лет я помогаю деньгами фонду Мити Алешковского «Нужна помощь», фонду помощи хосписам «Вера», и просто больным детям и взрослым, о которых узнаю через друзей в Фэйсбуке. Я чувствую в этом необходимость.

В 2009 году я пришла волонтером в один международный фонд в Москве, который занимался несколькими благотворительными проектами: сбор одежды для детских домов и приютов, организация «Кухни для нуждающихся», поддержка фонда помощи детям с онкологическими заболеваниями «Настенька». Мы распределяли одежду, устраивали благотворительные распродажи, средства от которых шли бездомным, бедным и больным детям.

О проекте «Последний адрес» я узнала в прошлом году. Мой дедушка был расстрелян в 38-м. Я подала заявку на установку мемориальной таблички и написала, что готова помочь согласовать все с жильцами и собственниками дома. Вот так это и началось, так моя личная мотивация переросла в сильное желание помочь другим семьям увековечить память об их родных и близких.

Я познакомилась с потрясающими людьми, взрослыми и детьми. Это давало необыкновенный прилив радости и надежды.

В одном из разговоров Сергей Пархоменко рассказал про дом 37 на Покровке. Знаменитый дом политкаторжан. Я хорошо знала его: в детстве ходила туда в гости вместе с бабушкой к ее хорошей знакомой, их связывала общая судьба жен репрессированных. Поэтому я с радостью взялась за этот проект. Неожиданно он оказался сложным и долгим. Поначалу было нелегко звонить и просить, чтобы тебя впустили в подъезд. Сейчас в каждом подъезде коды, в это тревожное время люди естественно опасаются открывать двери незнакомкам. Встречи и разговоры со старшими по подъездам, звонки в квартиры, 20-секундная «презентация», разные люди, лица, разные взгляды на происходящее и отношение к нашему проекту. Многие очень доброжелательны (там до сих пор живут дети и внуки репрессированных), чаще говорили «спасибо» за это благородное дело, чем не открывали вовсе или захлопывали дверь без всяких слов.

Я познакомилась с потрясающими людьми, взрослыми и детьми. Это давало необыкновенный прилив радости и надежды. А с другой стороны? приходилось долго ждать ответа, что тебе перезвонят. В конце концов, «добро» от старших по дому и жильцов было получено, и 6 марта состоялась долгожданная церемония. Столько людей над этим домом работало, и я очень благодарна сотрудникам «Последнего адреса» за советы и поддержку!

Запомнились два случая:
Зимой этого года я неожиданно попала в больницу — дом  престарелых, который находится в небольшом городке в Тульской области. Это была совместная благотворительная акция фонда «Старость в радость» и российского филиала компании Дженерал Моторс. В группе было было молодых людей. Мы везли одежду, обувь, лекарства, подгузники, шприцы, медицинское оборудование, бойлер, мандарины, сладости… и тепло своих сердец. Я ждала этой поездки. Готовилась. Прежде всего морально, эмоционально, потому что это довольно тяжело видеть боль, неустроенность, беспомощность и одиночество пожилых людей, оказавшихся там. (Никого не хочу в этом винить. Я вообще не могу понять, откуда такое сильно отрицательное отношение у многих русских людей к самому смыслу дома для пожилых людей.) Скажу одно – я увидела, что врачи, сестры и нянечки делают все возможное и невозможное, ухаживая за ними. Жаль, что от государства помощи очень мало доходит до таких учреждений.

Очень хочу, чтобы мои внуки начали подключаться к моим проектам или делать что-то сами. Только таким образом они вырастут добрыми и отзывчивыми и хорошими гражданами своей страны.

Вот мы приехали, вошли, я старалась подойти к каждому, обнять, поговорить, выслушать их истории. Много было лежачих, кто-то спал, кто-то просто молчал или начинал плакать, когда видел нас. Кто-то просил привезти тапочки или докторской колбасы в следующий раз. Я раздавала свою любовь, была внимательна к каждому, словно это была моя мама. И в ответ слышала: «спасибо, миленькие, что приехали к нам». Мы провели с ними почти весь день, дали даже импровизированный концерт, одна девушка играла на гитаре, и мы все вместе пели песни их молодости и деревенские частушки. Врачи и сестры угостили нас обедом, который был по теперешним меркам очень скромным. Я же радовалась картошке с тушенкой, киселю, простому хлебу. Но для некоторых молодых людей многое было шоком, все, что они тут увидели, услышали и попробовали. Как сказала моя подруга, для молодых успешных сотрудников это будет открытием нового мира и уроком, что не все в нашей стране так хорошо. Эта поездка помогла мне сказать самой себе: это именно то,чем я хочу теперь заниматься – помогать тем, кто нуждается в помощи и внимании.

А второй случай связан с получением согласия на установку мемориального знака брату моего дедушки (мой дедушка и его два брата были арестованы и расстреляны примерно в одно время). Дом, где он жил, стоит на том же месте, зато квартиры превратились в офисы, с разными собственниками. Это означало, что надо было вести переговоры с каждым руководителем или владельцем помещения. Когда мне не могли сразу дать ответ, я оставляла листовку-информацию со своим телефоном, но по предыдущему опыту не рассчитывая, что кто-то перезвонит. И вдруг звонок от менеджера одной компании: «Да, конечно же, мы не возражаем, мы только за». А вечером я открываю Фейсбук и вижу репост от Сергея Пархоменко от Катерины Мирошниковой. Привожу его полностью, потому что он стал главным событием того дня:

«Сегодня к нам в офис приходила женщина, оставила листовку с просьбой разрешить установить на доме табличку проекта «Последний адрес» в память о ее дедушке. Я перезвонила. Знаете, что меня подкосило? Интонации. Слезы в голосе и радость одновременно: «Я вам безумно благодарна». За что? За то, что первая, кто перезвонила? За то, что поделилась телефоном собственников здания? Я слушала и молчала. Хотелось целовать ей руки и извиняться, что не знаем, не помним или не хотим знать и помнить. Потом короткий разговор кодами: Соловецкий, и я, и я, да, конечно, увидимся 29-го. Спасибо вам, Вера. Мне страшно и стыдно, что все так.»

Но и это еще не все, через этот пост я выяснила, что у нас общие друзья (!), один из которых оставил такой комментарий: «Спасибо всем, причастным к этому проекту. Это очень важно и нужно для страны, для ее будущего.» Ну разве это не счастье? Именно в этом я и вижу свою миссию волонтера в «Последнем адресе» — работать на будущее.

Я счастливый человек в том смысле, что мои друзья во всем меня поддерживают. Именно благодаря им я начала помогать в «Последнем адресе». У родных моя деятельность тоже находит понимание и поддержку. Хотя мой муж очень волновался, когда я собиралась в дом престарелых, боялся, что я не выдержу эмоционально. Но вот выдержала.

Очень хочу, чтобы мои внуки начали подключаться к моим проектам или делать что-то сами. Только таким образом они вырастут добрыми и отзывчивыми и хорошими гражданами своей страны.

Сочувствие и готовность помочь нуждающимся, безвозмездно и с радостью – это естественные качества человека. А как же иначе?

Я поняла, что у меня теперь есть очень важное, хорошее дело, что я нужна, что я сильная, что могу преодолеть страх, могу убедить. Главное – верить в то, что делаешь. Я человек доброжелательный, открытый, и быть волонтером оказалось для меня новым этапом в жизни. Что помогает? Конечно же, прежде всего улыбка, естественная и искренняя, умение слушать и сопереживать, четкая организация работы, и помогать, помогать, помогать, пусть самую малость, делиться своим теплом и любовью с теми, кто в этом так нуждается.

В проекте «Последний адрес» я нашла своих единомышленников. У меня появилась удивительная возможность знакомиться с посторонними людьми, которые вдруг оказываются совсем не посторонними. Это – радость. Но еще большая радость — видеть результаты своей работы и слышать «спасибо!».

Я жила в разных странах и видела много простых людей, занимающихся волонтерскими проектами. Это образ и стиль жизни. Они учатся этому прямо с детства, когда навещают пожилых людей в «детских садах» для взрослых, а потом в школе и университете участвуют в различных общественных мероприятиях, а когда становятся взрослыми — продолжают это делать в свободное время, а выйдя на пенсию, например, строят дома для малоимущих в рамках проекта «Жилище для людей» (Habitat for Humanity). Сочувствие и готовность помочь нуждающимся, безвозмездно и с радостью – это естественные качества человека. А как же иначе?

Источник: Так просто

Если у вас есть личная история, которой вы бы хотели поделиться,
напишите нам.

  Рассказать свою историю
Наверх