Перейти к основному содержанию
Войти / зарегистрироваться
Уже есть аккаунт? Войти!
Горячая линия паллиативной помощи:
Горячая линия паллиативной помощи 8-800-700-84-36 (круглосуточно)
У постели больного

У постели больного

На фото: Вильхелм Педерсен. Иллюстрация к сказке Г.Х. Андерсена «Дорожный товарищ» 

В брошюре «У постели больного» митрополит Антоний Суро́жский размышляет о том, как помочь людям в главном испытании жизни – последней или продолжительной болезни. 

Митрополит Антоний (Антоний Суро́жский, в миру Андрей Борисович Блум; 1914–2003) — епископ Русской православной церкви, митрополит Сурожский. Философ, проповедник.

Митрополит Антоний Сурожский не только сам прошел через опыт страдания телесного и душевного в годы эмиграции, бездомности, подполья, не только много повидал за долгую жизнь, но и в течение более чем 50 лет служения разделял боль и тяготы тысяч обращавшихся к нему за поддержкой людей. В первой брошюре «У постели больного» владыка размышляет о том, как помочь людям в главном испытании жизни – последней или продолжительной болезни.

Брошюра предназначена для медицинских работников, пастырей, педагогов и тех, кому на жизненном пути пришлось оказаться перед лицом испытаний, выпавших на долю близких им людей.

Предлагаем вашему вниманию отрывки из брошюры.

Митрополит Антоний Сурожский

О страдании

…Мы живем в культуре, где боль отвергают, болезнь считают несомненным злом, которое нужно преодолеть, а смерть очень редко встречают вдумчиво, спокойно, как событие жизни, исполненное смысла. К ней скорее относятся как к предельному ужасу, который нужно забыть, не обращать на него внимания, пока он не охватит и не одолеет нас. Однако физическая боль может быть чем-то гораздо бо́льшим, чем кратковременное неудобство…

Когда мы противимся физической боли, когда пытаемся избежать ее, когда пытаемся подавить ее, как только она появляется, как призрак из тумана жизни, мы только перемещаем свою проблему с тела на душу, потому что люди, которые не смотрят в лицо физической боли, в результате постоянно сталкиваются со страхом этой боли, а встречать страх лицом к лицу гораздо труднее, чем саму боль…

…Мы постоянно умудряемся не только испытывать саму боль, но и заново переживать свои прошлые страдания. Помню одного ребенка, которого я видел много лет назад, когда был студентом-медиком. Он умирал и страдал от жестокой боли, и один из врачей спросил, как ему удается сохранять такое спокойствие и мир и встречать боль с таким мужеством, и этот девятилетний мальчик ответил: «За годы болезни я научился не страдать от вчерашней боли и не ожидать завтрашней». Он усвоил, что можно жить настоящей минутой, как бы трудна она ни была, не собирая в нее все страхи будущего и все муки прошлого, и это дало ему, девятилетнему, силу посмотреть в лицо тому, что не смогли бы встретить таким образом многие взрослые, лишенные такого непосредственного отношения к жизни…

У постели больного

Мне кажется, очень важно нам помнить, что подготовку людей к критической ситуации следует начинать, когда кризиса еще нет. Нельзя готовиться к значительным событиям жизни, требующим подвига, просто ожидая и надеясь, что, если возникнет драматическая ситуация, человек найдет в себе самом или в своем окружении достаточно мужества, поддержки, способности и силы справиться с этой ситуацией. Так что я думаю, что очень важно начинать заботиться об умирающем, когда человек еще достаточно здоров, еще не охвачен болезнью, когда он полностью владеет всей свой силой, всей ясностью ума, всеми своими способностями...

…Есть целая наука или искусство посещения больных не только когда вы священник, но если вы просто друг или родственник.  … Если вы кого-то посещаете, пусть ему будет совершенно ясно, что все то время, какое у вас есть — пусть это пять минут, — принадлежит совершенно, безраздельно ему, что в течение этих пяти или скольких-то там минут ваши мысли не заняты ничем другим на свете, нет в мире человека важнее, чем тот, с которым вы находитесь.

И кроме того, научитесь молчать. Упраздните болтовню глубоким, собранным, человеческим, подлинным молчанием… Подарите ему радость вашего присутствия, пусть он знает, что для вас быть с ним — радость. И тогда вы обнаружите то, что я часто встречал за последние тридцать или сорок лет: что в какой-то момент человек способен говорить, но говорить серьезно, с глубиной, говорить то немногое, что достойно быть сказанным. И вы обнаружите нечто еще более поразительное: что вы и сами способны на это.

Скачать полный текст брошюры в ПДФ (277 Kb, 40 стр.)

Наверх