Перейти к основному содержанию
Войти / зарегистрироваться
Уже есть аккаунт? Войти!
Горячая линия паллиативной помощи:
Горячая линия паллиативной помощи 8-800-700-84-36 (круглосуточно)

Вы здесь

«Нужно мужество работать над собой»

10/11/2016

Вероника Шутова, магистр психологии и теологии, директор благотворительного фонда «Каждый», психолог Санкт-Петербургского детского хосписа, рассказывает о специфике групп поддержки и психотерапевтической группы для родителей, переживающих смерть своего ребенка.

- Расскажите, какие виды групповой работы применяемы в детской паллиативной помощи?

- Я уже два года участвую в проведении группы поддержки для родителей ушедших детей. Форм групповой работы огромное количество. Виды работ зависят от запроса и ситуации, в которой оказывается специалист. Нужно выбирать форму, которая будет наиболее близка конкретной группе. Я могу рассказать про две формы, в которых у меня есть опыт работы. Это группа поддержки и психотерапевтическая группа. В обеих группах должен быть модератор. Им может быть активный родитель или психолог. Психотерапевтическая группа имеет цель работы. Модератором здесь обязательно должен быть психолог. В группе поддержки – непринципиально, она основана на системе взаимопомощи по принципу «равный равному». Группа поддержки существует ради поддержки.

- Группы бывают открытые и закрытые. Если мы создаем закрытую группу и набираем ее по принципу того, что родители находятся примерно на одном этапе горевания, они все примерно в одно время потеряли своих детей. Группа достигнет своей цели, когда все родители посчитают, что они прожили основные этапы горевания?

- Я считаю, что нет. Люди, потерявшие ребенка в одном и том же временном отрезке, могут относиться к этому совершенно по-разному. И соответственно неясно, куда мы их можем вести.

- Может ли группа создавать запрос психологу?

- В группе определяется запрос каждого человека. Группа собирается и определяется, с каким запросом каждый пришел на эту группу. А вот группа поддержки не собирает запрос. Я неоднозначно отношусь к ситуации закрытых групп в формате «родители, потерявшие своих детей». С одной стороны, закрытая группа имеет плюс – люди больше открываются. С другой стороны, дети, к сожалению, продолжают умирать. Появляются новые родители и куда они? Заново создается группа? В какой момент? Ждут пока наберутся участники, а потом открываются? Это возможно, но я, честно говоря, пока не знаю, как воплотить такой формат в жизнь. Сама идея закрытых психотерапевтических групп мне нравится, но, как ее сделать хорошей для родителей, я пока не знаю. Мне понятнее сейчас вариант открытой группы с определенной темой обсуждения на каждой встрече. Ее минус в том, что родители, наверное, будут не так открыты. С другой стороны, родителей объединяет общее горе. И этот объединяющий компонент может быть очень силен. Трудно сказать, что этот вариант группы правильный, а этот бесполезный.

- Если говорить про психотерапевтическую группу, правильно ли я понимаю: каждую встречу собирается запрос от группы, о чем они хотят поговорить в следующий раз?

- Как группа решит. Обычно есть запрос, над которым работает каждый человек. К примеру, на закрытую психотерапевтическую группу может прийти родитель, который потерял ребенка, а сейчас хочет второго или третьего. У него много страхов, и он хочет разобраться с ними. Это запрос не только на следующую встречу. Это на много встреч вперед.

- Есть ли какие-то критерии, исходя из которых можно сказать, что группа эффективна?

- Да. Удовлетворяется ли тот запрос, который каждый участник себе поставил. Естественно запрос должен быть по умолчанию реалистичным. Например, вернуть ребенка – это не запрос. А вспоминать его без боли – рабочий запрос.

- Обязательно должен быть специалист паллиативной службы или может быть человек, приглашенный со стороны?

- Может быть со стороны. Иногда даже хорошо, чтобы со стороны. Тогда нет предвзятости отношения, нет построенных отношений с родителями. Выдержать границы на терапии непросто, особенно если специалист сопровождал семью в процессе умирания ребенка.

- Что является залогом качественной работы в психотерапевтической группе?

- Залог – профессиональный психолог. Он должен быть образован, должен разбираться в групповой динамике, должен быть заинтересован в групповой работе и работе конкретной группы. Он должен обладать коммуникативными способностями, которые позволят общаться с родителями с разным опытом. Он обязательно должен уважать родителей, потерявших детей. Я считаю, что психотерапия полезна, но только тогда, когда человек понимает, что это ему нужно. Группа не может быть обязаловкой.

- Что делать, если родитель ходит на группу, но создается впечатление, что у него нет мотивации?

- За отсутствием мотивации всегда что-то стоит. Например, депрессия. Я бы разобралась сначала, что именно происходит с родителем. Невозможно сказать родителю: ты не мотивирован, чтобы жить дальше, когда прошло только 40 дней. Я бы вообще не говорила про мотивацию, а говорила бы про мужество работать. Нужно заново прикасаться к ранам, которые ты, возможно, законсервировал.

- Когда ты говоришь о смерти своего ребенка, тебе приходится прикасаться не только к боли от его утраты, но и к фундаментальным вопросам, связанным со смертью, с виной и множеством других вещей. Верно?

- Да, бить по основанию. Люди по-другому начинают смотреть на многие вещи, после переживания утраты. Иногда их мировоззрение сильно меняется. Нужно понимать, что в работе психотерапевтической группы важно все: место, где будет собираться группа, время, периодичность.

- Кто определяет это?

- Если мы говорим об этапе создания, то модератор узнает мнение потенциальных участников. На этапе предложения участвовать в группе лучше, чтобы звонили специалисты, работавшие с семьей. Они должны узнать, когда родителям удобно, есть ли пожелания по месту встречи. Важно определить регулярность. Должно быть пространство для родителей, и там всегда должен находиться человек. Например, оговаривается, что каждую первую субботу месяца собирается родительская группа. Важно, чтобы, вне зависимости от того, придет 2 человека или 15, каждую субботу месяца в оговоренном месте родителей ждал специалист. И все об этом знали. Чтобы родитель мог уйти из группы, злиться на группу, находиться в своем горе, но вернуться, когда ему это потребуется. Для меня это про опору.

- Мне кажется, это не только про опору. Родители детей, нуждающихся в паллиативной помощи, часто проговаривают: сегодня мне помощь оказывают, но я не уверен, что смогу получить ее завтра. Это про постоянство.

- Да, это так. Возвращаясь к вопросу периодичности, мне кажется, оптимальная частота встреч – раз в месяц. Некоторые коллеги считают, что достаточно раз в полтора-два месяца. Мне кажется, это редко. Много чего за это время может произойти. Еще все очень зависит от формата и тематики. Закрытые группы могут собираться раз в неделю. При этом из открытой группы может создаться закрытая. Если определенная группа родителей ощутила такую потребность и решила собираться, чтобы обсудить свои вопросы. Например, группа по рождению второго ребенка после смерти первого. Результат - рождение у каждого из членов закрытой группы ребенка. После этого она может закрыться или поменять формат.

- А сколько в психотерапевтической группе может быть людей?

- Мне кажется, оптимально – не больше 12 человек. Может и больше, особенно если мы говорим про открытую группу, когда родитель может, например, прийти неожиданно. На первой встрече и группа поддержки, и терапевтическая группа принимает правила. И там все, включая количество человек, может быть прописано.

- Какие особенности есть у групп поддержки?

- Более свободная атмосфера. Не всегда есть работа, группа может собираться просто чтобы поболтать. Можно, например, просто поехать кататься на лодках. Если говорить о регионах, то двое-трое родителей могут познакомиться, начать собираться вместе и это уже будет группой поддержки. Некоторым родителям будет легче прийти на группу поддержки. Но важно учитывать ситуацию, когда часть участников захочет перейти к терапевтической работе, а часть не будет к ней готова. И тут важно модератору отследить эту ситуацию и по возможности предложить той части, которая готова к терапии, работать в терапевтической группе параллельно с группой поддержки.

- Как терапевту поддержать себя во время работы?

- Супервизия и интервизия - основа основ.

- Есть ли риски для группы в процессе работы?

- Если ли риск, что будет больно? Да, есть. Это очень мужественный шаг - касаться того, что приносит большую боль. Но я думаю, что, если этого не касаться, то это и не заживет.

 

Фото из личного архива

 

Екатерина Овсянникова

Наверх