Перейти к основному содержанию
Войти / зарегистрироваться
Уже есть аккаунт? Войти!
Горячая линия паллиативной помощи:
Горячая линия паллиативной помощи 8-800-700-84-36 (круглосуточно)

Вы здесь

Не нужно бояться обращаться за помощью

16/09/2016

Безнадежная ситуация

На прошлой неделе в СМИ активно обсуждался случай, произошедший в Санкт-Петербурге: дочь задушила свою больную раком мать, чтобы прекратить ее мучения, а потом и сама спрыгнула в лестничный пролет. Вспоминали и прошлогоднюю историю в Ростовской области, где пенсионер подушкой задушил жену, страдающую раком желудка. Да и раньше было немало таких историй. 

Что это – гуманный поступок в отношении человека, который больше не может терпеть муки, или жалость к себе и нежелание ухаживать за тяжело больным родственником? Если рассматривать подобные случаи как вариант эвтаназии, нужно сказать, что даже для врача, постороннего для пациента человека, этот вопрос всегда очень сложен – далеко не каждый специалист может решиться на подобный поступок. Здесь же речь идет о близких людях. Можно ли в таком случае говорить о душевном здоровье человека?

Эти вопросы мы задали специалистам.

Психолог, супервизор Службы помощи онкологическим больным «Ясное утро» Ольга Плющева:

– Вопрос о том, как могла это сделать женщина, да еще и по отношению к самому близкому человеку, скорее морально-нравственного, чем медицинского характера. Очевидно только то, что женщина на протяжении долгого времени находилась на грани нервного срыва, переживала чувство бессилия, безвыходности, невозможности что-либо изменить и жить так дальше. Не встретив возможной помощи и поддержки, она решилась на самый тяжелый и непримиримый для нее самой поступок. Сделав единственно возможный на тот момент, с ее точки зрения, выбор, она не смогла оставаться с ним дальше. Это отклонения в психике или отклонения от жизненных норм, понимаемых человеком как выносимые?

– Как болезнь влияет на родственников пациента?  

Надо понимать, что любая болезнь человека затрагивает также и его близких. Влияние болезни на них прямо пропорционально ее тяжести. Чем сильнее переживания, тем больший круг близких людей подвергается их влиянию. А поэтому, чем уже семейный круг, тем сильнее приходится выносить каждому отдельному человеку.

– Существуют ли какие-то симптомы, по которым можно определить, что человек находится на грани?

Подобные переживания безусловно являются признаками тяжелого эмоционального состояния и не могут не отражаться на поведении человека. Вполне возможно, что, наблюдая за человеком, вы заметите признаки депрессии, нарушение сна и аппетита, потерю интереса к жизни, заметите перепады настроения от гневливости до безучастности, от крика до апатичности, желание чаще оставаться одному, изолироваться. Злоупотребление алкоголем или интерес к теме смерти, фиксация на чувстве вины или страха, признаки отчаяния или неуместного возбуждения также могут быть симптомами приближающегося кризиса. Такое состояние нельзя оставлять без внимания, особенно если вы знаете о тяжелой ситуации, в которой человек находится уже длительное время.

– Как предотвращать подобные случаи?

Если это ваш близкий или знакомый  позвольте себе побыть с ним рядом, проявите интерес к его жизненной ситуации, постарайтесь выслушать и услышать его переживания, поддержите его своим вниманием и предложите получить профессиональную помощь: врача, психолога, консультанта Телефона доверия.

Наша Служба «Ясное утро» ежедневно встречается с историями родственников, переживающих онкологическое заболевание у своего близкого. Горячая линия 8-800-100-01-91 предлагает бесплатную круглосуточную поддержку пациентам и их близким. На линии дежурят психологи, священники, юристы, специалисты паллиативной помощи. Кроме того близкие пациентов имеют возможность обратится на очный прием к онкопсихологу.

Предотвращение подобных случаев как и любые подобные меры должны начинаться с профилактики. Организация психологической службы в онкологических амбулаториях и стационарах, подготовка персонала в области онкопсихологии, простое внимание человека к человеку - шанс спасти одну, а может быть и две жизни.

Психолог-консультант, экзистенциальный психотерапевт Татьяна Захарцова:

 – Оговорюсь сразу: это лишь мой взгляд на эту проблему. А это точно проблема, которая, судя по новостям, снова и снова встает перед конкретным человеком.

Не нужно говорить, что проблема эвтаназии является очень противоречивой и сложной для общества в целом. Трудно и непонятно, что приемлемо, а что нет (это о пассивной и активной эвтаназии), трудно понять про техническую сторону вопроса, не говоря уже про этическую и правовую стороны.

В нашей стране культура жизни не очень развита, а про культуру смерти вообще трудно и страшно думать. Так вот право на жизнь - это личное, непередаваемое право. Никто не может прожить мою жизнь. А право на смерть неотъемлемо включено в право на жизнь, из этого следует, что право на смерть тоже личное непередаваемое право. Другой вопрос: за счет кого это право реализуется? Кто воплощает это право? И как? Я думаю, заложниками этих вопросов и стали эти две женщины - мать и дочь. Я могу понять по-человечески отчаянье и бессилие этих людей, и невозможность переносить боль пожилой больной женщины, и попытку дочери помочь матери и себе, невозможность переносить страдание близкого человека, и чувство вины, которое, возможно, вынудило совершить самоубийство. Я думаю, у многих людей гамма этих чувств, противоречий вызовет ужас.

Для меня эта история - не вопрос взглядов и прав, а вопрос человеческого одиночества, в котором остаются больные люди и их родственники. А каково быть в нем? Отчаянно и бессильно. Людям трудно справляться с этим. Мне кажется, важно не бояться обращаться за помощью к специалистам: психологам и психотерапевтам, а также в специальные учреждения – хосписы (лечебное учреждение, в котором неизлечимым больным оказывают помощь в последней стадии заболевания). Само слово происходит от латинского hospitum и обозначает «гостеприимство». Во мне отзывается слоган одного русского фонда: «Если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь».

Безнадежно больные люди нуждаются в достойной медицинской помощи в хосписах. Хорошо бы облегчить и разделить последние дни человека и его родных, не лишая жизни. Хоспис призван обеспечивать не только профессиональной помощью в лечении симптомов болезни, уходом, но и оказывать психологическую и духовную поддержку больным, их родственникам и близким. Вот мне кажется достойный ответ на вопрос культуры умирания, который определяется нашим мировоззрением и контекстом среды, в которой мы живем.

В том, что безнадежно больные люди и их семьи нуждаются в комплексной, в том числе психологической, помощи, сегодня уже не приходится кого-то убеждать. В стране не только много говорится, но много и делается для того, чтобы подобных случаев становилось меньше.

Евгений Глаголев, исполнительный директор Ассоциации хосписной помощи:

 – За последние два года значительно упрощены правила контроля за назначением и выпиской наркотических анальгетиков, расширяется их ассортимент (от инъекций до пластырей), по всей стране увеличивается число хосписов и паллиативных коек в больницах. Согласно планам Минздрава, к 2020 году в регионах России должны появиться 14,5 тысяч коек для пациентов, уходящих из жизни, что соответствует международным стандартам.

Однако сегодня по-прежнему есть тяжелобольные, которые не получают необходимой помощи и вынуждены терпеть боль. На этот случай в Росздравнадзоре открыта круглосуточная горячая линия по телефону 8-800-500-18-35, куда можно пожаловаться на нарушение порядка назначения и выписки обезболивающих препаратов. Как правило, вопрос решается в этот же день. Главное не молчать и не бояться просить о помощи.

Если вам или вашим близким нужна помощь с обезболиванием или психологическая поддержка, обращайтесь по следующим телефонам: 
Горячая линия Минздрава РФ: 8-800-200-03-89

Горячая линия Росздравнадзора по обезболиванию: 8 800 500-18-35
Горячая линия Департамента здравоохранения г. Москвы по вопросам медицинской помощи: 8 (499) 251-83-00
Телефон главного внештатного специалиста по паллиативной помощи Дианы Невзоровой: 8 (499) 245-76-11, 8 (499) 245-59-69

Автор: Нелли Герасименко, Оксана Плисенкова

Наверх