Перейти к основному содержанию
Войти / зарегистрироваться
Уже есть аккаунт? Войти!
Горячая линия паллиативной помощи:
Горячая линия паллиативной помощи 8-800-700-84-36 (круглосуточно)

Вы здесь

Минздрав запускает пилотный проект по ИВЛ на дому

21/09/2016

Искусственная вентиляция легких

Как сообщает сайт газеты «Известия», Минздрав запускает пилотный проект «ИВЛ в домашних условиях», благодаря которому пациенты, месяцами, а то и годами живущие в реанимации, смогут получать необходимую помощь у себя дома. Вопрос об обеспечении больных аппаратами искусственной вентиляции легких дважды поднимался на прямой линии с президентом Владимиром Путиным. Как выяснили «Известия», для «пилота» предварительно отобраны пять регионов — Башкирия, Чувашия, Бурятия, Ханты-Мансийский округ и Новосибирская область. Пока участие в эксперименте примут только дети.

Точной информации о том, сколько людей в России нуждается в ИВЛ, нет. В своих подсчетах эксперты ориентируются на распространенность этой услуги в Европе (речь идет об инвазивной и неинвазивной вентиляции) — там она составляет 6,6 на 100 тыс. населения. Исходя из этой цифры, в России в ИВЛ нуждается больше 9,7 тыс. человек. По данным Минздрава, сейчас ИВЛ на дому получают всего около 200 человек, среди них больше 100 детей. После поручений Владимира Путина в ведомстве уже разработали нормативную базу (методические рекомендации), чтобы проводить ИВЛ на дому.

Только перевод детей, находящихся на ИВЛ, из реанимации домой сэкономит бюджету 16,79 млрд рублей.

Регионы для пилотного проекта должны были соответствовать нескольким критериям. Среди них — наличие выездной патронажной службы паллиативной медицинской помощи детям с врачом анестезиологом-реаниматологом плюс опыт региона по работе с детьми на ИВЛ на дому.

В Минздраве считают этот метод крайне дорогим, а аппараты ИВЛ, как и необходимые расходники, в основном закупаются пока за счет благотворительных фондов. У экспертов Общественной палаты совсем другие данные: только перевод детей, находящихся на ИВЛ, из реанимации домой сэкономит бюджету 16,79 млрд рублей.

Пребывание пациента дома на ИВЛ обходится в 4–5 тыс. рублей в сутки, а в стационаре (как правило, в реанимации) — почти в шесть раз дороже (28 тыс. рублей в сутки). Эти расчеты председатель комиссии по соцполитике ОП Владимир Слепак направлял в правительство. По его данным, в России около 2 тыс. детей нуждаются в ИВЛ и на их содержание в больницах ежедневно тратится 56 млн рублей.

Как следует из полученного от Минздрава ответа, в обеспечении больных детей аппаратами ИВЛ в рамках пилотного проекта будут участвовать благотворители из фонда «Линия жизни».

Пятилетний Максим Шевченко из Лабинска Краснодарского края уже девять с половиной месяцев живет в реанимации ЦРБ. С ним практически круглосуточно находится его мама Валентина, регулярно ее подменяет с ночными дежурствами папа Женя. Валентина говорит, что им повезло, потому что врачи никогда не препятствовали общению с ребенком. Хотя вопрос допуска родственников в реанимацию тоже поднимался на прямой линии с президентом. По закону нахождение родственников в реанимации не запрещено, на практике все зависит от воли врача.

ИВЛ на дому

У Максима очень редкое генетическое заболевание — болезнь Помпе. В январе 2010-го от него же в четыре с половиной года умер его братик Тема, диагноз ему поставили уже посмертно. Тема три с половиной года жил в реанимации. Собственно, лишь с 2010 года таких детей в России стали наконец выявлять и оказывать им необходимую медицинскую помощь, большинство же малышей погибали, не дожив и до года.

— Максу диагноз поставили в Москве, в Российской детской клинической больнице, ему было тогда год и два месяца, хотя еще в месяц я почувствовала, что с ним не все ладно — у него был слишком большой язычок, — рассказала Валентина. — Как только Максиму поставили правильный диагноз, ему назначили препарат майозайм, который к тому времени применялся уже в 47 странах мира. Ампула стоит под 60 тыс. рублей, а нам для одной инфузии нужно было семь таких ампул каждые две недели. С лекарствами долгое время помогал благотворительный фонд в рамках всемирной программы «Айкап».

В прошлом году у фонда не было возможности обеспечивать Максима лекарствами, и он восемь месяцев был без препарата. Родителям пришлось судиться с местным управлением здравоохранения, чтобы его для мальчика стали закупать за счет государства. В итоге теперь закупают, но за эти месяцы Максим разучился сам есть и пить, а потом перестал сам дышать. И в итоге оказался в реанимации на ИВЛ.

Есть, впрочем, и хорошая новость. Врачи говорят, что если увеличить дозу препарата вдвое, то можно и «слезть» с ИВЛ, такие примеры (не в России) уже есть. Максим будет первым, на ком это попробуют в нашей стране. К тому же фонд «Вера» передал семье новый аппарат ИВЛ для дома, но на его обслуживание нужны еще расходные материалы, которые стоят примерно 30 тыс. рублей в месяц. Всего под опекой этого фонда и детского хосписа «Дом с маяком» по всей стране находится 110 семей с детьми на ИВЛ. И оборудование, благодаря которому они могут вернуться домой, и расходники к нему раз за разом приобретают благотворители.

Дети, живущие дома на ИВЛ, могут учиться в школе, плавать в бассейне, гулять на улице, а не лежать в палатах реанимации.

— Нам не известно ни одного случая, когда ребенка выписали из стационара с комплектом необходимого оборудования, приобретенного за средства госбюджета. Более того, на обращения родителей с просьбами обеспечить их аппаратурой ИВЛ для перевода ребенка из реанимационных отделений домой приходят отказы, — рассказала Нюта Федермессер из фонда «Вера». — По-прежнему единственная возможность для родителей забрать ребенка на ИВЛ из реанимации — это самостоятельно найти и заплатить миллион рублей, чтобы приобрести все необходимое оборудование. А на уровне государства проблема не решена.

Папа Максима в свободное от работы время уже делает дома ремонт — вся семья надеется, что добрые люди помогут собрать для их мальчика деньги на расходные материалы для ИВЛ. Ведь дети, живущие дома на ИВЛ, могут учиться в школе, плавать в бассейне, гулять на улице. А вместо этого пока они заперты в реанимации.

У четырехлетнего Сифа из Подмосковья, уже год живущего в паллиативном отделении Морозовской больницы, пока меньше шансов оказаться дома на ИВЛ, чем у Максима из Краснодарского края. У Сифа — спинально-мышечная атрофия (СМА), его родители живут в деревне, мальчик никогда не говорил, не ходил и не сидел. Московская область, как и Краснодарский край, не попали в пилотный проект, а значит, искать деньги на аппарат ИВЛ должны пока его родители.

Благотворительный фонд «Милосердие» собирает сейчас для малыша 778 тыс. рублей, чтобы купить ему оборудование и помочь мальчику вернуться домой. Собрано пока лишь 13 тысяч.

 

Наверх