Перейти к основному содержанию
Войти / зарегистрироваться
Уже есть аккаунт? Войти!
Горячая линия паллиативной помощи:
Горячая линия паллиативной помощи 8-800-700-84-36 (круглосуточно)

Вы здесь

Инна Ковалева: «Девочка-старушка»

08/06/2017

Последние дни умирающего

Седьмая история цикла рассказов из практики психолога экзистенциального направления, онкопсихолога, игрового терапевта Инны Ковалевой рассказывает о том, что можно сделать для умирающего человека, чтобы наполнить оставшиеся дни малой радостью и большой любовью.

 

Можно ли что-то сделать для умирающего человека? Хороший вопрос, и, наверное, на него можно найти даже не один ответ.

Светлана Михайловна умирала в одиночестве в заведении, страшнее которого я в жизни больше ничего не видела… Огромная комната в частном доме за городом. Окна без штор, холодный кафельный пол, на который никому из лежащих почти неподвижно людей не суждено уже было встать своими ногами. Вдоль голых стен кровати. И мужчины, и женщины все вместе, в одной комнате, в одном состоянии.

Перед этой поездкой я спросила батюшку, отца Александра (Зоря), чем могу помочь.

- Если программа смерти запущена, не мешай Господу делать его работу, но, если в твоих силах помочь ей, помоги. Подумай, как Господа ей в душу пригласить. Помоги ей духовно, приведи ее к Богу…

Как? Как это сделать и кто большую роль сыграл в пришествии смерти – претерпеваемые страдания, Альцгеймер или проклятое одиночество?

Не знаю, узнала ли она меня, но вцепилась в мою руку и, что-то бормоча, пыталась вставать с кровати. На несколько секунд проваливалась в незабытье и снова смотрела мне прямо в глаза. Я гладила ее тонюсенькие, шелковистые волосики, ее малюсенькую головку и едва сдерживала слезы, а она плакала, держа меня за руки. Я стала молиться. Прости меня, Господи, за дерзость мою, но я доверила Светлану Михайловну тебе…

Под ее подушку положила иконку, а в руки вложила маленькую пушистую игрушку. Будто бы это собачка Булька (это была ее любимица, скрашивающая когда-то дни жизни). Глаза старушки снова наполнились слезами, когда она услышала слова: «Ваша Булька. Пусть она будет с вами…». Ее она узнала, признала, приняла и впустила в свое сердце.

Сотрудники заведения попросили меня уйти. Уходить было тяжело и не хотелось. Через день Светлана Михайловна ушла. Последняя запись: «Умерла естественной смертью 16.12.2011 года».

Была ли эта смерть естественной и помогла ли я Светлане Михайловне прийти к Богу?

Отец Александр (Зоря) рассказал, что недавно отпевал, провожал в последний путь актера театра. Когда он вложил отходную молитву в руки усопшему и гроб опускали в могилу, когда зазвучала молитва, послышался звук хлопающих лебединых крыльев. Оказалось, это люди провожали артиста в последний путь аплодисментами…

Если не аплодисменты, то вот такая история – сказка и любимая игрушка, как напоминание беззаботного детства и счастливого времени, могут скрасить и наполнить дни умирающего человека малой радостью и большой любовью. А для многих из нас любовь – это и есть Бог.

Одинокая старая женщина

Девочка-старушка

Встретились два человека – мужчина и женщина. Они были очень разные. Мужчина – застегнутый на все пуговицы, молчаливый, строгий, серьезный контролер. Он не показывал никому свои чувства, никогда не говорил о них, никого не впускал в свой мир. Женщина – открытая, добродушная, веселая хохотушка. Она любила общаться, танцевать, петь, наслаждалась воздушными замками своих грез.

Вместе им было неплохо. Особенно хорошо тоже не было. Он стал немного ласковее, она стала немного приземленнее. Они уважали друг друга и не мешали один другому. Жили, как все. У этих обычных людей родилась совершенно необычная девочка. Она была так прелестна, что сотрудники родильного дома не могли налюбоваться на это милое создание. Девочка даже во сне улыбалась. Светлые волосенки, голубые глазки. Младенец светился радостью, и восторженное ликование охватывало каждого, кто смотрел на это творение красоты.

Девочка росла милой прелестницей. Рано начала говорить, и речь ее приводила в восторг своей мелодичностью и разумностью в столь юном и нежном возрасте. Рано начала ходить, и не было у нее страха или волнения при встрече с чем-то новым и неизведанным. Она находила радость во всем: в зеленом листике, колыхающемся на ветке от дуновения весеннего ветерка, и в опавшем пожелтевшем листе, затоптанном прохожими в осенней слякоти. Она понимала воробьев, которые кормились на ее балконе, и порхающих бабочек, которые садились на ее волосы. С людьми добродушными она была приветлива, с людьми грубыми – спокойна и улыбчива. С каждым и со всем, казалось, она дружит и все принимает.

Родители не могли понять, что с этим ребенком делать. Папа не мог раскрыть свои «застегнутые пуговицы» сердца настолько, чтобы наслаждаться общением с дочерью, а мама пребывала в своих мечтах. Искренняя открытость маленькой дочери пугала и приводила в замешательство взрослых. И не только близких. Люди почему-то страшились такой непосредственности. Они сомневались в непритворности состояния девочки, не могли найти ему название, дать какое-то научное или привычное, понятное определение, вместить в какие-то рамки. Для многих оказалось проще вообще не общаться с этим ребенком. Так безопаснее.

Девочка росла и оставалась все чаще одна, наедине со своими друзьями. Ими стали животные и игрушки. Она слушала ветер, и голос его становился песней уныния или ожидания, обиды или надежды. Разговор с дождем превращал его шум в негу. С громом она говорила шепотом, поглаживая его бурный нрав и сглаживая плохое настроение. Галдеж птиц веселил девочку нелепыми новостями, происходящими во дворе и в ближайшей округе. Все, к чему она прикасалась, становилось живым. Все говорило с ней.

Однажды отец девочки заболел. Перед тем, как машина скорой помощи увезла его, он успел подарить дочери свой подарок, купленный заранее к дню ее рождения. Это был большой коричневый медведь с огромными глазами и красивым бантом. По мордочке нельзя было понять его настроение. Потом девочка узнала, что оно меняется в зависимости от того, какое настроение было у нее самой. Отец сказал, что этот большой и сильный мишка всегда будет охранять ее, маленькую, милую девочку, его любимую дочь. Он всегда будет рядом, он будет другом. А если папы долго не будет дома, она может говорить с мишкой, как с ним…

Игрушечный мишка

Прошло много-много лет. Девочка выросла, прожила долгую жизнь, состарилась, но оставалась с такой же необычной способностью, как в детстве, все видеть живым. По-прежнему ее мало кто понимал. Единственный близкий человек, любимый муж, умер. Он был реальным воплощением мишки-защитника, он единственный чувствовал свою жену всей душой. Он слышал ее мысли. Именно любовь открывала сердце супруги, которая выросла, но оставалась ребенком. Он знал и о тревоге, которая иногда рождалась. У них не было детей. Иногда они находили в этом печальном факте что-то успокаивающее. Например, что наверняка их ребенок родился бы таким же необычным, как его мама, и также оставался бы один в этом огромном и не всегда добром мире. 

С горечью думается, что волшебные силы, наверное, тоже истощаются. Однажды эта маленькая милая девочка, ставшая маленькой милой старушкой, решила больше не жить. Она стала бояться злого человека, появившегося в ее дворе. Он пугал птиц, пинал собак и кошек, специально стучал в ее двери, наводил ужас, смеялся над ней. Он приносил гибель всему живому. Добрые доктора спасли жизнь старушке и нашли для нее особенную больницу, потому что вернуться в свой любимый дом она боялась и уже не могла. И доктора боялись, что она еще раз может сделать этот свой последний шаг, шаг отчаяния.

Старушка была не одна в больничной комнате. Говорить ни с кем не хотела, молчала, отворачивалась к стене, укутавшись одеялом. Каждый раз, когда кто-то подходил к ее постели, она делала вид, что спит, чтобы не тревожили. Шепот ветра больше не радовал ее, шум листвы раздражал, песнь дождя стала безразлична. Она потеряла свой дар видеть все живым. И жить она не хотела.

Старая женщина

В один из дней в больницу пришла девочка, любящая сказки, любящая разговаривать с дождем и наблюдать за движением деревьев и облаков. Она совсем недавно жила в этом городе, который казался ей мертвым из-за своей суматохи, толпы, скорости. В этом бурлящем движении не было жизнерадостности. Тут господствовали власть, суета и борьба за место для существования. Все внутри у девочки протестовало против этого неестественного состояния души.

Силы ей давало только небо. Она смотрела на облака и любовалась их светом, глубиной и прозрачностью одновременно. Они казались очень близкими и абсолютно живыми. Порой, наблюдая необычные картины небесного мира, она начинала разговаривать с ним, и небеса раздвигали свои врата для мечтаний и любви.

Девочка подошла к постели спящей старушки. Дотронулась до края одеяла. Старушка открыла глаза.

- Простите, что разбудила вас.

- Не волнуйтесь. Не всегда закрытые глаза означают, что человек спит и ничего не слышит...

Первый разговор был недолгим. Оказалось, обе нуждались в поиске ценности жизни и решили, что смыслом для них обеих сейчас станут эти встречи. И они были: в разговорах, картинах, плетении тоненькой косички из старческих волосин, воспоминаниях, иногда в общих слезах. Было признание в страхе и желании уйти, в молитвах к Богу о скорой, легкой, спокойной смерти, об отсутствии чего-либо, кроме этого желания и мольбы, о горечи за людей, которые не смогли понять боль одиночества и невозможности жить в близости зла.

Прошло немного времени. Девочка должна была уехать и больше не могла навещать старушку. А если нет встреч, значит, нет найденного смысла? Как быть? Девочка решила придумать историю о необычной девочке и подарить ей мишку, чтобы он стал новым другом для девочки-старушки.

- Я хочу рассказать вам сказку…

Хрупкая старушка свернулась калачиком, сложила ладошки лодочкой, спрятала их под подушкой. Историю слушала улыбаясь. В какие-то моменты начинала тихо плакать, вытирая слезы просто о постель.

Девочка-старушка

- …И папа подарил своей девочке мишку со словами: «Милая моя девочка! Где бы ты ни была и что бы с тобой ни случилось, всегда помни: я люблю тебя и всегда буду защищать! Пусть этот мягкий мишка станет сильным и настоящим другом тебе. Вспоминай меня, глядя на него, и чувствуй мою любовь. Он будет заботиться о тебе, а ты сможешь заботиться о нем».

Старушка улыбалась сквозь слезы. Увидев протянутого ей мишку, проговорила на распев:

- М-и-и-и-ш-к-а-а-а!

Теперь они живут вдвоем, девочка-старушка и мишка. Живут и говорят друг с другом…

Инна Ковалева

Читайте также другие истории из цикла

Пока любовь живет в сердце

С чем я приду к Богу?

Он говорил со мной телом

Не бойся молиться о другом

Как дядюшка Альцгеймер проиграл дядюшке Фрейду

Агония надежды

Наверх